Отец Александр: «Патриотизм без реальных действий - это просто пустые слова»

Сайт 06239 представляет Вам новую рубрику "Город в лицах". Наши города Покровск и Мирноград полны удивительных людей - красивых, добрых, мыслящих, талантливых. Конечно, нам хочется рассказать Вам о каждом. Но еще нам хочется, чтобы и Вы сами рассказали нам о себе.

"Город в лицах" - это ваше лицо, ваши глаза, ваши голоса. Сегодня мы представляем Вам первого героя новой рубрики…

На войне довольно много стрессовых ситуаций. В такие периоды бойцам нужна помощь и поддержка. Военные капелланы всячески помогают украинским бойцам на передовой и в тылу. О том, с какими духовными проблемами сталкиваются военнослужащие и как церковь помогает им адаптироваться к мирной жизни, в интервью с военным капелланом, священнослужителем Украинской православной церкви Киевского патриархата, жителем Мирнограда отцом Александром.

- Александр Владимирович, как Вы оказались в Мирнограде? Ведь, насколько мне известно, Вы коренной житель Донецка.

- В Мирнограде я живу уже более 20 лет. Мой переезд был напрямую связан с работой.

- Священнослужителем какой церкви и конфессии Вы являетесь?

- Я священник Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата и на данный момент именно эта конфессия принимает наиболее активное участие в тех событиях, которые происходят на востоке Украины. Как в плане моральной, так и в плане материальной поддержки. В частности, через работу в войсках прошли более 400 священников УПЦ КП. Также было реализовано много проектов по оказанию гуманитарной помощи. Работа в этом направлении продолжается.

– Отче, расскажите, как Вы стали военным капелланом? Что повлияло на Ваше решение?

- Все мы знаем, что происходило в Мирнограде (тогда еще Димитров). В ходе событий, весны 2014-го, сепаратисты, а правильнее сказать, люди прямо или косвенно подчиняющиеся и проплаченные ФСБ Российской Федерации, пытались захватывать различные административные здания. Тогда, помню, нам даже предложили в письменной форме обратиться к Путину, чтобы тот «помог страдающему народу Донбасса». Местные патриотические силы, горожане, пытались переубедить этих людей. Очень хорошо помню, что мы тогда, изо всех сил, пытались найти некий консенсус с захватчиками. Оглядываясь назад, думаю: как же мы были наивны! С христианской же точки зрения одержимые бесами люди пытались захватить власть чтобы управлять нами. По совести, по справедливости и перед Богом я должен был что-то предпринимать в той ситуации. Собственно, это обязанность каждого нормального жителя Украины, каждого патриота. С проявлениями сепаратизма необходимо бороться. Взять в руки оружие я не мог, поскольку являюсь священнослужителем. Поэтому я решил стать военным священником. Тем более, на то время нашей армии очень не хватало духовной и психологической поддержки. 2014-2015 годы были тяжелыми и с военной точки зрения. Поражения, неудачи, как известно, не способствуют поддержанию высокого духа.

– Насколько известно, Вы большую часть времени проводите на линии фронта или в ее непосредственной близости, поддерживая моральный дух наших Героев в борьбе против агрессора. Как Вы считаете, насколько нашим бойцам там, на передовой, не хватает духовной поддержки?

- Да, я действительно часто бываю на линии разграничения, и те взаимоотношения, которые складываются там между людьми, они более открытые и честные, чем здесь, буквально, за 40 километров от линии фронта. На передовой, особенно во время боя, все предельно ясно. Понятно где свой, а где чужой. В тылу все сложнее, я бы сказал хитрее. Естественно, бывают у бойцов случаи эмоционального срыва - это война. Но в целом, духовной поддержки ребятам хватает и работа в этом направлении не прекращается. Стоит отметить, что военному капеллану зачастую приходиться выполнять и функции психолога. Собственно, священник и должен быть знатоком человеческих душ.

- С какими духовными проблемами Вам приходится чаще всего сталкиваться в зоне АТО?

- Расскажу за 2014-2015 годы. Как правило, в войска по мобилизации, приходили люди, не готовые к войне. Честно говоря, нам всем, и священникам в том числе, было непросто приспособиться к новой реальности. Но капелланы помогали как могли: молились, разговаривали-уговаривали, везли продукты, одежду. Сейчас государство очень тесно работает с военным духовенством и обращает внимание на наши проблемы – это очень радует. Однако, по-прежнему, не хватает подготовленных военных психологов. Не просто тех, у кого есть диплом, а именно специалистов, которые смогли бы эффективно работать в условиях войны.

– Как церковь может помочь военным адаптироваться к мирной жизни?

- Откровенно говоря, если человек не желает, скажем, получить помощь психолога, священника, друга, товарища, брата, то вряд ли ему кто-то сможет помочь. Психолог, когда проводит консультации, на 3-4 встрече видит, готов ли человек дальше продолжать работать со специалистом. Как церковь может помочь? Вы знаете, если человек обратится к священнику за помощью, то любой духовный пастырь приложит максимум усилий, чтобы ему помочь, но это, прежде всего, должна быть инициатива и желание самого человека. Если говорить об адаптации к мирной жизни, важно понимать, что не все кто находился в АТО, были под жестокими обстрелами, или в плену, не все видели смерть и теряли друзей и т.д. Таким людям проще. Но есть те, кто что-то из перечисленного пережил. Вот таким людям, зачастую, действительно нужна помощь, возможно не только священника. В некоторых случаях медикаментозная. Как правило, необходим комплексный подход к этой проблеме. Вообще тут все очень индивидуально.

– Если сравнить работу наших военных капелланов в начале проведения АТО и сейчас, какие бы Вы могли выделить самые значимые изменения?

- Сейчас капеллан - это официальная должность в войсках. Стоит отметить, что очень уважаемая на самом деле, потому что капелланы доказали свою профпригодность во время войны. Очень радует, что сейчас мы имеем серьезное понимание и поддержку Генерального штаба ВСУ и практически всех силовых структур. Проводятся различного рода семинары для капелланов, мы перенимаем опыт зарубежных коллег из Канады, США и других стран. К нам повернулись лицом, увидев на что способны священники в войсках. Думаю, это одно из самых главных изменений, если говорить о периоде 2014-2017 годах.

– Что должен конкретно делать каждый из нас, чтобы как можно скорее закончилась война? Как вы считаете, когда же она закончится?

- Я давно уже не делаю каких-либо предсказаний и не пытаюсь ничего предвидеть. В 2015-2016 была надежда, что вскоре война закончится. Сейчас, просто воспринимаю жизнь такой, какая она есть. Информация приходит совершенно разная, но я думаю, что даже на самом высоком уровне никто не знает, когда закончится война. Делать подобные предсказания – неблагодарная работа. С другой стороны, я абсолютно уверен в боеспособности нашей армии. Если ВСУ будет дан приказ, то они сделают свою работу очень хорошо. Не знаю когда закончится война, но я думаю, что решение будет достигнуто политическим путем, а не военным. Хотя повторюсь, мы имеем боеспособную армию.

Те, кто находятся далеко от передовой, мирное население, не могут повлиять на ход войны, но могут серьезно повлиять на то, что происходит в их городах. Потому что разная нечисть, которая была зачинщиками событий весной 2014-го , а также представители местной власти, тайные или явные любители «русского мира» - они сейчас, похоже, берут реванш. Эти люди сейчас принимают, зачастую, не те решения, которые идут на пользу Украине. Ситуация с выделением земли храму УПЦ на окраине Покровска тому яркое подтверждение. Это типичная дискриминация по религиозному признаку. Пока мы работаем на фронте, в тылу нам делают разные гадости. В принципе, ничего нового.

И что мы можем сделать? Прежде всего, молодое поколение и вообще, независимо от возраста, люди прогрессивно мыслящие, должны идти во власть, в ее различные структуры, особенно здесь, на Донбассе. Лишь тогда в нашей стране будут изменения к лучшему. Те кто был во власти до войны и сдавал города, не имеют права ни по совести, ни перед Богом управлять нами. Потому что оказались предателями. А Иудин грех, один из самых страшных.

– Как духовенство Покровска и Мирнограда помогает нашим ребятам на фронте и жителям прифронтовой зоны?

Да, есть священнослужители, которые работают в войсках, но их очень мало. Однако церкви активно помогают переселенцам и ведут социальную работу в тылу.

Вообще я считаю, все церкви и конфессии должны четко, внятно и однозначно озвучить свою позицию, по поводу Российской агрессии, оккупации части Украины, так, как это сделал Святейший Патриарх Филарет и УПЦ Киевского Патриархата в целом. Но для того, чтобы назвать вещи своими именами требуется гражданское и духовное мужество.

–В заключение беседы, что бы Вы хотели пожелать нашим читателям?

- Читателям сайта 06239, я хотел бы пожелать, чтобы по-настоящему любили и ценили ту землю, на которой живут, дорожили тем, что имеют. Патриотизм без реальных действий - это просто пустые слова. Поэтому я желаю, чтобы читатели сайта, имели активную жизненную позицию и работали, ради будущего Украины - страны, в которой будут жить их дети и внуки.

Ну, а если о духовном, то скажу так. Большинство из нас в той или иной мере считает себя верующими. Верующий, это, помимо всего прочего, человек, который верит, что будет Суд Божий над его душой. За дела и даже мысли, Бог призовет каждого к ответу. Поэтому, живите с верой в Бога, памятуя непрестанно, что лучше делать добро и мыслить о добром. Что посеет человек, то и пожнет.

Беседовал Дмитрий Полиенко

Изложение
( 0 оценок )
Актуальность
( 0 оценок )
Автор
( 0 оценок )
Ответственный за раздел
Анна Денисенко
Доброго времени суток, уважаемые читатели!
Просим обращаться к редакции сайта с интересующими Вас вопросами. Нам важно знать именно Ваше мнение. Мы работаем для Вас!!!
066-654-64-64
Skype: denisenko_anna25