Впервые на поприщах России термин "коррупция" в научное обращение в начале ХХ в. ввел А. Эстрин, рассматривая административные и криминально-уголовные проявления коррупции, однако широко употребляемым он стал лишь с 90-х годов ХХ в. Современные новости коррупция.

Ряд современных русских ученых предоставляет преимущество институционалистскому подходу к изучению политической коррупции. Исследования И. Клямкина и Л. Тимофеевои, Олейника, Р. Радаева и др. авторов свидетельствуют, что политическая коррупция рядом с теневой экономикой, теневой политикой, теневым правом формирует институциализированную теневую реальность, которая есть не только "второй" экономикой или коррупцией, но и законченной институционной системой, которая охватывает все общество. Коррупция - один из наиболее важных элементов этой теневой реальности нашего бытия.

Я. Гилинский, рассматривая причины и предлагая способы борьбы с политической коррупцией, наибольшую проблему видит именно в институционных вопросах, в частности в структуре и функционировании судов и тотальной коррумпированности всех ветвей власти. 

Интересное исследование коррупционных сетей осуществили казахские ученые Л. Сидикова, О. Сидиков и К. Бабойлов. Было продемонстрировано, как внутренние сети отношений и клиентелистские взаимосвязи существуют параллельно с официальными связями. В большинстве случаев такое случается, когда бюрократический и административный аппараты негибкие. Неофициальная система отношений ослабляет проблемные места системы, служит для перераспределения власти в пользу тех, кто ее потерял, или кто хочет получить больше власти. Система отношений имеет своим результатом накопление властных ресурсов, которые предоставляют преимущества тем, кто предварительно разместил базы поддержки (например, доход бюджета, финансирования образования), но она редко работает на обеспечение наиболее обездоленных.